Ваше поздравление с Днем защитника Отечества нарушает нормы Facebook



Если еще и оставалось какое-то дно, не пробитое этой соцсетью, то сегодня все получилось. Это не случайность и не массовые обращения - я отправил жалобу и бан подтвердили.

Думаю они боятся не стихов о защите Родины, не слов поздравления для воинов и даже не фотографий. Они очень боятся, когда всё это собрано воедино.

Ну а пока читайте меня здесь:
http://vk.com/zergulio
https://t.me/joinchat/AAAAADxTecHYvnjb7Wj8rQ
http://www.odnoklassniki.ru/profile/533056417232

ни шагу назад

Демографические потери с 1991г. по 2010г.

(краткое изложение)

Общие демографические потери России с 1991г. по 2010г. составили около 32 миллионов человек. Докажем это.


Убыль населения при Ельцине (превышение смертности над рождаемостью) = 5767922 человека

Миграционный прирост при Ельцине  4266033 человек (только офиц. мигранты). Приведение величины этого прироста тут необходимо, что-бы было понятно, почему население РФ сильно не уменьшилось.

Убыль населения после ухода Ельцина и последствий развязанного ним экономического геноцида, особенно от последствий дефолта  (превышение смертности над рождаемостью) составила 7372918  человек (по 2010г. включительно)

Миграционный прирост при Путине-Медведеве 1623171 человек (только офиц. мигранты)

Прямые потери от экономического геноцида 90-ых (по 2010г.) сосчитанные от уровня  нулевого прироста населения (рождается столько-же сколько умирает).

5767922 + 7372918 = 13 140 840 человек

Но  в РСФСР до 1991г. был постоянный ПРИрост населения, значит мы должны и его посчитать, т.к. из-за экономического геноцида мы его потеряли.

Т.е.за предыдущие 10 лет до воцарения алкаша Бориса рост населения РСФСР составил:

148,3 (насел. РСФСР в 1991г) - 138,8(нас. РСФСР в 1981г) = 9,5 мил. человек (за 20 лет будет 9,5*2)

Таким образом, общие демографические потери с 1991г. по 2010г. составили

 13,1+9,5*2=32,1 миллионов человек.

Источник: www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/population/demography/#



Миграционный прирост населения РФ (по годам)

1990 456062
1991 227371
1992 386389
1993 375838
1994 877532
1995 603198
1996 443296
1997 391127
1998 321198
1999 184022
итого: 4266033 миграционный прирост при Ельцине


Миграционный прирост населения РФ при Путине Медведеве по годам

2000 241755
2001 81781

2002 87149
2003 43884
2004 41275
2005 107432
2006 132319
2007 239943
2008 242106
2009 247449
2010 158078
итого: 1623171 миграционный прирост при Путине-Медведеве

http://www.gks.ru/bgd/regl/B09_16/IssWWW.exe/Stg/02-01.htm
http://www.gks.ru/bgd/free/b11_00/IssWWW.exe/Stg/dk01/7-0.htm

"Год" "прирост населения РФ" (превышение смертности над рождаемостью)

1960 1896263
1965 1031731
1970 772530
1975 796437
1980 677024
1981 712322
1982 823844
1983 914327
1984 758748
1985 749881
1986 987940
1987 968389
1988 779382 (первый звонок - на волне популизма к власти рвется Ельцин и будущая либерастия, Горбачев выбирает убийственную модель экономических реформ)
1989 576816
1990 332865
1991 103969 (последний год иннерционального роста)

12 июня 1991 года к власти пришел Ельцин и Егор Гайдар начал шоковое оздоровление РФ (январь 1992г)


1992 -219797 ("-" РФ начала вымирать)
1993 -750356 (ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ГЕНОЦИД ЛИБЕРАСТОВ)
1994 -893207 (НАС УБИВАЮТ МИЛЛИОНАМИ)
1995 -840005
1996 -777611 (Магнитский организует в Калмыкии фирмы прачки для уклоения от уплаты многомиллиардных налогов)
1997 -755836
1998 -705452

(август 1998 года = дефолт, Банк Сафры - оснавателя фонда Hermitage Capital помогает Семье Ельцина распилить часть транша МВФ)

1999 -929627 (налоговая нагрузка на Юкос 3%, Hermitage Capital в Калмыкии платит 5,5% налога на прибыль вместо 35%)
2000 -!!! 958532 !!! (налоговая нагрузка на Юкос 3%, Магнитский в Калмыкии ворует миллиарды)
2001 -943252 (налоговая нагрузка на Юкос 26%)
2002 -935305 (налоговая нагрузка на Юкос 35%)
2003 -888525 (Арест Ходорковского)
2004 -792925 (Магнитский в суде Калмыкии проигрывает иск от налоговой, к одной из фирм прачек. Благодаря давлению на инвалидов, к другой фирме прачке иск был им выигран)
2005 -846559

В мае 2005 года суд признал Ходорковского виновным в мошенничестве, присвоении чужого имущества, неуплате налогов и других преступлениях, Ходорковский осуждён на 9 лет с конфискацией имущества, пошедшего на нац проект "Жилье".

2006 -687066
2007 -470323
2008 -362007

2009 - 248800
2010 - 241400 (налоговая нагрузка на нефтянку 73%)
2011 - 131208 (налоговая нагрузка на нефтянку 65%)

Делайте выводы господа - товарищи!

(no subject)

https://www.colta.ru/articles/mosty/18126-balint-madyar-mafioznoe-gosudarstvo-rossiya-uzhe-proshlo-tochku-nevozvrata
Балинт Мадьяр: «Мафиозное государство Россия уже прошло точку невозврата»
[Spoiler (click to open)]


АРНОЛЬД ХАЧАТУРОВ ВЫЯСНЯЛ У ИЗВЕСТНОГО ПОЛИТОЛОГА, ЧТО ТАКОЕ «МАФИОЗНОЕ ГОСУДАРСТВО» — НАПРИМЕР, ПО ИМЕНИ РОССИЯ
текст: Арнольд Хачатуров
Балинт Мадьяр — известный венгерский политолог и бывший министр образования Венгрии (в 1996—1998 гг. и 2002—2006 гг.). В 2013 году Мадьяр написал книгу «Анатомия посткоммунистического мафиозного государства», ставшую бестселлером во многих западных странах. В ней Мадьяр предлагает новую модель интерпретации, которая позволяет лучше понять природу современных посткоммунистических режимов, избегая привычной шкалы «демократия/диктатура». Мадьяр приезжал в Москву с лекцией, которая открыла лекционный цикл Международного Мемориала «Поверх барьеров — Европа без границ», организованный при поддержке проекта «Общественная дипломатия. ЕС и Россия». С Мадьяром поговорил Арнольд Хачатуров.
— В России несколько лет назад разгорелась публичная дискуссия о том, как следует называть политическую систему, которую выстроил Владимир Путин. Основных вариантов было два: «гибридный режим» или «электоральный авторитаризм». Почему вы считаете, что ваш термин «мафиозное государство» подходит больше?
— Проблема мейнстрима политической науки состоит в том, что он концентрируется на институтах и приписывает политическим акторам идеологическую мотивацию. «Гибридный режим», «электоральный авторитаризм», «нелиберальная демократия» и так далее — все это попытки разместить посткоммунистические режимы на оси между демократией и диктатурой, измеряя лишь политические институты. Хотя, на мой взгляд, важных компонентов в политической системе гораздо больше. Сегодня весь словарь, использующийся в политической науке, заимствуется из описаний либеральной демократии. Эти категории содержат в себе некоторые предпосылки, которые не подходят ко многим другим политическим системам. Возьмем самые базовые термины. Например, найдете ли вы в Венгрии или в России политиков в западном смысле слова? Думаю, что нет.
Мой термин «мафиозное государство» — это часть новой интерпретативной модели для описания специфического типа посткоммунистических режимов. Вместо «политиков» я использую слово «полигархи», которое описывает тех, кто занимает определенную политическую позицию, обладает видимой политической властью и невидимой экономической. С другой стороны, есть олигархи и «микрогархи», обладающие видимой экономической властью и невидимой политической. То же самое касается политических партий, которых в этих странах в строгом смысле слова не существует. Даже в посткоммунистических режимах, не относимых мною к «мафиозным государствам», — в Чехии, Словакии, Румынии, Болгарии — политические партии выступают в роли закрытых институтов, которые патронажные сети, конкурирующие друг с другом, используют в своих интересах. И когда одна из этих сетей занимает монополистическую позицию, тогда можно говорить уже о «мафиозном государстве». В пределах ЕС Венгрия — это единственный пример такой системы. В ней существует монополия на политическую власть, которой подчиняются соревнующиеся между собой олигархи.
— Авторы «кремлевского доклада», где речь шла об американских санкциях против России, называли путинский режим «клептократией»...
— Среди посткоммунистических режимов встречаются разные политические системы, включая даже либеральные демократии. Но и автократии бывают разные: консервативные, бюрократические, нефтяные и так далее. Если посмотреть на то, как действуют власти, то, прежде всего, можно выделить ресурсоориентированное государство, которое может носить, в принципе, легальный характер. Например, чрезмерные налоги на население или расширение роли госкорпораций в экономике — это не криминальная деятельность в чистом виде. Следующая фаза такого режима — это клептократия, которая уже считается преступлением. Но то, что крадут клептократы, — это доходы, денежные потоки. Дальше идет хищническое государство, когда вы не просто нелегально перенаправляете потоки доходов, но и забираете чужую собственность, раздавая ее другим членам своей «политической семьи». «Мафиозное государство» — это не просто клептократия, а хищнический режим, где процветает ярко выраженное централизованное рейдерство. Это то, что случилось в России и в Венгрии. Поясню, что я имею в виду. Есть разные виды рейдерства: черное, серое, белое и так далее — смотря какие способы захвата имущества вы используете. В России в начальной фазе «олигархической анархии» в 1990-е рейдерами были в основном ОПГ, забиравшие собственность у других групп. Но со временем появилось и белое рейдерство, при котором только главный патрон имеет право забирать чужую собственность. Вот почему это называется «плата за протекцию» — патрон защищает вас от других рейдеров. Это совсем как мафия, которая не дает альтернативным группировкам на своей территории облагать налогами людей. В этом смысле Виктор Орбан — единственный человек в Венгрии, который может лишить других собственности, если они недостаточно лояльны. Ему это позволяют делать монополия на политическую власть и пирамидальная сеть патронажных отношений.
— Метафору государства-бандита использовали многие ученые — например, социолог Чарльз Тилли видел истоки современного государства в рэкете. В разработке своей модели вы опирались на похожие работы?
— В своей модели я не рассматриваю другие исторические типы автократий, только посткоммунистические режимы. Например, я не причисляю к криминальным режимам государства XIX века и так далее. Скорее, меня интересуют случаи, когда можно строго показать: даже если правящие лица формально соблюдают существующие правила, они все равно совершают преступление. Причем это не какие-то случайные проступки отдельных чиновников, а централизованная деятельность государства.
— Вы сказали, что не все посткоммунистические страны относятся к «мафиозным государствам». Но они в большинстве?
— Из стран, которые входят в ЕС, Венгрия до 2010 года и Польша до 2015 года могли считаться либеральными демократиями. Сюда же я отнес бы Словению и более-менее Чехию. Есть другой тип стран — это Румыния, Болгария и Словакия, которые можно считать патрональными демократиями, где различные сети конкурируют между собой. Никто из них пока не может получить монополию, для такой эволюции есть слишком много институциональных препятствий. Это, прежде всего, пропорциональная избирательная система и баланс в исполнительной власти, когда президент и правительство имеют реальное политическое влияние. Вне ЕС (но не из постсоветских стран) к «мафиозным государствам» я бы отнес Черногорию. И, наконец, есть страны, которые двигаются в этом направлении, — это Сербия и Македония. В бывшем СССР я отношу к этому типу Россию и ряд центральноазиатских режимов. Белоруссия, к примеру, — это уже другой тип автократии. Есть еще Молдавия и Украина, где несколько раз были попытки создать единую пирамиду патронажной власти, но всякий раз проваливались.
— Почему именно посткоммунистические страны склонны к построению такой модели?
— Конечно, похожие черты есть и в других странах. Но стартовые условия в посткоммунистических режимах принципиально другие. Они начинали с монополии компартии на политическую власть. Это были однопартийные режимы, в которых почти вся собственность принадлежала государству. С этого все и началось. Выборы в посткоммунистических странах — это не просто вопрос политического управления страной, но и возможность захватить имущество, превратить государственную собственность в частную. Разделение политической сферы и экономики здесь никогда не было так развито, как на Западе. Явные патрон-клиентские отношения, высокий уровень коррупции и другие культурные паттерны в совокупности сформировали тот исторический груз, который делает посткоммунистические страны более уязвимыми к такому типу обществ. Уникальный случай Венгрии состоит в том, что у нашей страны до 2010 года был опыт либеральной демократии. «Мафиозное государство» Орбана образовалось через парламентские процедуры, тогда как большинство таких режимов проходит через фазу «олигархического анархизма» и укрепление президентской власти, как в России, либо, как в Центральной Азии, власть напрямую передается высшим партийным чиновникам и выходцам из КГБ.
Все эти страны отказались от компартии как от инструмента правления, построив монополию на политическую власть и подчинив себе разные олигархические группы. Образовался новый тип партии, такой, как «Единая Россия» или правящие партии в Центральной Азии, где в партийной верхушке остались прежние коммунистические боссы. Но структура правящих элит в этих странах не номенклатурная, а совсем другая. Я называю эту структуру «приемной политической семьей». Это своего рода клан, где некровные отношения превращаются в квазиродственные. В таких кланах pater familias находится на самом верху. Это не «захват государства» (state capture), о чем говорят многие западные наблюдатели: якобы олигархи захватили власть и шантажируют политиков. Наоборот! В «мафиозных государствах» политические предприятия сами захватывают экономические рынки и их монополизируют.
— Почему нельзя назвать это клановой системой, как в некоторых африканских государствах?
— Это не просто кланы, а организации криминального типа, которые ведут себя соответствующим образом — не с моральной точки зрения, а в соответствии с собственными законами. Здесь есть два важных структурных элемента. Во-первых, в посткоммунистических режимах есть подставные лица, формально владеющие большим количеством активов, но не являющиеся реальными собственниками. В патримониальной феодальной системе лендлорд и де-юре, и де-факто был владельцем своей собственности, для этого ему не нужны были марионетки. И, во-вторых, в таких системах не нужно было постоянно проводить выборы. В этом смысле настоящая клановая система — это эмираты Персидского залива. В них легальный статус и природа власти совпадают. В «мафиозном государстве» это абсолютно разные вещи. Здесь одновременно есть и формальные демократические институты, и мафиозная организация правящей системы, которая осуществляет нелегальное принуждение по отношению к обществу.
— Но ведь и реальная мафия отличается от того, что мы видим в России или Венгрии...
— Разница между реальной мафией и «мафиозным государством» в том, что классическая мафия не имеет публичного авторитета и поэтому часто использует средства физического принуждения. Когда «политическая семья» управляет страной как криминальной организацией, у нее есть налоговые органы, полиция, правительство, парламент и так далее — ей не нужно использовать физическое принуждение в таких масштабах. Даже в самые мягкие времена коммунизма было гораздо больше насилия, чем сегодня. Тогда насилие осуществлялось КГБ и другими формальными органами. Сегодня даже в тех случаях, когда это необходимо, оно часто отдается на аутсорсинг в квазивоенные формирования: в лояльные государству НКО или даже в криминальные организации, которые делают за режим грязную работу.
— А что насчет идеологии — вы считаете, что в «мафиозном государстве» ее нет совсем? Ведь эти режимы почти всегда имеют национал-консервативный крен.
— «Мафиозное государство» построено на концентрации политической власти и аккумуляции персонального богатства. Такие режимы могут использовать разные идеологические панели, если они им нужны. Конечно, не все панели совместимы с такой системой. Ее главный враг — это либерализм и все, кто говорит о какой-либо автономии людей. Можно взять что-то из коллективистских идеологий, но левые тоже не очень подходят — они про международные движения, классовую борьбу и так далее. Остаются правые идеологии, но такие режимы могут менять их хоть каждую минуту. Помните, дон Корлеоне был отцом семейства, местным патриотом и верующим? Но я бы не сказал, что из этих свойств вытекает роль мафиози, это так не работает. С Орбаном то же самое. Он был радикальным атеистом, атаковал церковь, а теперь говорит про христианскую Венгрию. Раз сейчас есть такой «социальный запрос», то можно создать антисемитскую или расистскую волну, если это принесет политическую пользу. Орбан просто пытается усыпить тревогу граждан насчет образования, здравоохранения и так далее. Если вам угрожают террористы, то не так важно, что происходит в школах.
— Как выглядит институциональная рамка «мафиозного государства»? В нем есть реальные демократические структуры, которые потенциально можно «оживить»?
— Как я уже сказал, формально в таких странах есть выборы, но тут я снова использую термин из западной социологии. Здесь выборы представляют собой акции демонстрации лояльности. Кандидаты не имеют равных возможностей — если кто-то становится опасен, его убивают или лишают возможности участвовать в выборах. В остальном речь идет о том, что я называю политико-экономической патримониализацией. Это значит, что на политической сцене эти режимы упраздняют автономные институциональные позиции. Но для того, чтобы резко снизить необходимость в физическом принуждении, даже этого недостаточно. Надо уничтожить автономные позиции еще и в экономике. Поэтому они превращают любые отношения в обществе в патрон-клиентские отношения.
Это проблема для аналитиков, которые привыкли говорить про социалистические и капиталистические режимы, где действует дихотомия государственной и частной собственности. Карл Поланьи выделял три основных механизма координации: реципрокность (способ передачи благ в форме дарения. — Ред.), перераспределение и рынок. В либеральных странах доминирует рынок. При коммунизме главным механизмом было бюрократическое перераспределение. А в «мафиозных государствах» господствует то, что я называю реляционной экономикой. В них вы найдете частную собственность, подчиненную политико-экономическим отношениям. Рынки всегда распределяются централизованно, вы не можете самостоятельно реализовывать свои права как собственник. Вот почему российские ученые Андрей Рябов и Рустам Нуреев используют термин «власть-собственность» — одно не существует без другого. Принятие решений изымается из формальных институтов и переносится в смесь из неформальных и формальных механизмов в рамках политической семьи. Это можно назвать двором главного патрона. Есть несколько людей, которые входят во двор, при этом неважно, занимают они какую-либо формальную политическую позицию или нет. Например, они могут быть просто советниками. В коммунистические времена такое было невозможно: вне Политбюро не было никакой власти. Хотя Сталин сам принимал все решения, это был формальный институт, члены которого обладали каким-то влиянием. Сегодня нет никакой разницы, кто именно находится в главных партийных органах «Единой России» или ФИДЕС.
— Могут ли внешние санкции способствовать трансформации «мафиозного государства»?
— Я настроен в этом отношении скептически, особенно если речь идет о санкциях ЕС. Они предполагают, что в тех странах, против которых вводятся санкции, есть демократия. То есть если для Венгрии закроются европейские фонды, то это снизит популярность власти и на нее начнется публичное давление. Но нет, в автократиях так не бывает. Те санкции, которые могут быть введены против Венгрии, наказывали бы, скорее, гражданское население. То есть олигархи украли столько-то денег, но возвращать их будут обычные налогоплательщики. Это абсолютно иррациональная стратегия — наказывать жертв. С санкциями США немного другая ситуация. Они пытаются наказать действительно виновных — лишают их ресурсов, замораживают счета и так далее. Но, наверное, это помогает Путину просто давить на олигархов, чтобы они вернули свою собственность обратно в Россию.
— Но ведь способность Путина защищать имущество своего окружения снижается, а значит, падает и его авторитет как патрона.
— Да, это парадокс мафии. Вы можете вывести деньги из страны, чтобы их не потерять, но в таком случае вы не можете обеспечить иммунитет своим клиентам в политической семье. В случае с санкциями США российскому бизнесу придется выбрать наименее рискованный вариант: или убежать с собственностью, или остаться дома и быть абсолютно зависимым от патрона. В Венгрии, например, большая часть украденных денег вкладывается олигархами в местную собственность: отели, энергетические объекты и так далее.
— Почему ЕС не принимает более серьезных мер против венгерской верхушки?
— Во-первых, потому что они не понимают природу режима. Во-вторых, разные страны, особенно Германия, имеют в Венгрии много компаний, и им в стране предоставляются хорошие налоговые условия. Деньги, которые ЕС выделяет Венгрии за счет обычных налогоплательщиков, частично идут на привилегии для крупных немецких компаний. И третья вещь, очень важная. Есть практически неразрешимое противоречие между двумя принципами: общими европейскими ценностями, с одной стороны, и геополитическими интересами, с другой. Часто говорят, что процедуры исключения из ЕС слишком сложны, но я думаю, что, даже если бы они были простыми, их не стали бы применять, потому что возникающий в этом случае геополитический вакуум моментально заполнила бы Россия. Поэтому мы получаем две Европы: тесно интегрированные демократические страны и восточная буферная зона полуавтократических режимов, которые будут вынужденно терпеть на Западе.
— Как вы считаете, такие термины, как «клептократия» и «мафиозное государство», можно использовать на международном дипломатическом уровне?
— Я называю эти государства «бандитскими», конечно, не потому, что мне хочется как-то обозвать эти режимы, а просто потому, что я социолог. Но при этом я понимаю, что тут есть большая проблема. Как вести переговоры с тем, кого вы считаете просто преступником? ЕС легче смотреть правде в глаза, когда речь идет о стране за пределами границ союза. В таком случае можно решать вопрос прагматично: как избежать военного конфликта или как поддержать коммерческие отношения. Но если такое государство существует внутри ЕС, под одной крышей с либеральными демократиями, то это другой вопрос. Орбан ведь хочет создать коалицию полуавтократических режимов, которые смогут шантажировать ЕС: вы нам платите, но не требуете в ответ прозрачности и не проводите никаких расследований.
— Какую альтернативу дальнейшему распространению «мафиозной» политической модели вы видите? Возможен ли перезапуск либеральной демократии?
— Проблема в том, что в Венгрии мы приближаемся к точке невозврата, а в России, я думаю, вы ее уже прошли. Возможную альтернативу показали «оранжевые революции» в Молдавии, Украине, Румынии. Давление на режим, даже если оно исходит извне легального поля, может быть ненасильственным. Но в целом в этом отношении я не очень оптимистичен. Идея, что можно построить демократический режим на любых исторических руинах, — это иллюзия. Даже Европе понадобилось несколько веков, пока не появились такие паттерны социального сосуществования, на которых можно было строить демократию. Почему мы думаем, что в посткоммунистических странах эту работу можно проделать за пару лет?

(no subject)

https://pbd.su/%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D1%82%D0%BF%D0%B5%D1%87%D1%8C/%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%BA%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B0

Маленькие прелести капитализма

[Spoiler (click to open)]







Сегодня хочу поговорить о том, как именно стратегия экономического роста отражается на бытовом уровне на нас с вами. Естественно, эксперты той же ВШЭ знают, о чем говорят, и, будьте уверены, рост в 1,5–2% обеспечат. Смею надеяться, что большинство уже понимает одну простую истину: при капитализме экономика государства не имеет ничего общего с борьбой за ваше благополучие и долголетие. Вот пример того, где капиталистическое государство ожидает экономический рост в первую очередь:



«Не все реформы популярны, но это не значит, что без них можно обойтись. Например, пенсионная реформа. В ряду ее приоритетов значатся сокращение возможностей для досрочного выхода на пенсию и увеличение пенсионного возраста, особенно для женщин. Но из-за плохих разъяснений этих мер они не поддерживаются большинством. Хотя если хорошо проработать реформу и разъяснить людям ситуацию, то и на эту реформу можно получить вотум доверия», — объяснял Герман Греф корреспонденту газеты «Ведомости» ещё в 2016 году.


Ну да ладно, разговор сейчас не о пенсиях и не о социалке в принципе (хотя это тема буквально кровоточащая, и требует тщательного разбора и анализа). Поговорим о конкретных примерах вопиющей несправедливости по отношению к потребителю в рамках капиталистической парадигмы.



Программное обеспечение

Для начала у меня вопрос к пользователям ПК: какой, по вашему мнению, самый популярный браузер в мире?

Обычно люди, основываясь на собственном опыте, отвечают: Гугл Хром! Мозилла!
Опера! Яндекс!

Но самое интересное, что де-факто это Internet Explorer, ведь, устанавливая операционную систему Windows, вы устанавливаете и этот браузер, так как он является неотъемлемой частью данной ОС. Правда, о том, что этим браузером никто толком не пользуется и как правило о нем забывают сразу после установки ОС, в мелкомягких предпочитают не подчёркивать.

Если этот случай не несёт прямого вреда вашему кошельку, то следующий пример заставляет крепко задуматься. Так, если кто помнит, в компании Apple, подумав об увеличении продаж новых моделей, учитывая, что все рекламные ходы уже сделаны, почесав репу, решили не заморачиваться, и втихаря программно замедлить старые модели огрызков, выпустив обновление, поставившее старьё на колени. Причем когда это выяснилось, в компании пояснили ситуацию — мол, для вашего же блага… Говоришь, тебя твой старый устраивает? — На, получи… А теперь бегом в очередь за новым.

Видите, как все просто — нет спроса? Значит, надо его создать.

Правда, бурление квалифицированных потребителей, продавших почку за вожделенный гаджет, заставило ловкачей в данном конкретном случае пойти на попятную и выпустить обновление с возможностью отключить заниженный режим работы.

То есть смысл телодвижений понятен, теперь зайдут с другого бока, как это сделали в корпорации Microsoft. Лично для меня следующий пример стал неприятным сюрпризом. Выяснилось, что свежекупленый ноут Lenovo ideapad 320 поддерживает работу только на Windows 10. И все бы ничего, но десятка не поддерживает старые принтеры, преимущественно до 2010 года выпуска. Иначе говоря, просто нет драйверов под десятку для этих устройств. Так что опять же — бегом за новым принтером, и желательно в кредит. Попытки установить на это чудо форточки 7 или 8 приведут к танцам с бубнами и поиском драйверов для нормальной работы всех устройств данной модели, ибо официально они есть только под десятку. Зачем производитель железа исключает использование других ОС, вполне понятно: так выглядит корпоративный сговор.

В итоге популярность Windows 10 автоматически увеличивает продажи принтеров, с которыми тоже не все гладко. Например, многие обратили внимание на тот факт, что цена сменного картриджа зачастую равна цене принтера. Но мы же ребята не пальцем деланы, сами заправим картридж краской, дёшево и сердито! — а на этот случай производитель придумал чиповать картриджи, и если он пустой, то даже после заправки принтер откажется печатать, пока специально обученный человек в специализированном сервисе не перепрограммирует чип с помощью лицензированной программы, попутно содрав с вас ваши трудовые копейки.

Помните? — нет спроса — просто создай его.



Автоиндустрия

Думаю, ни для кого не секрет, что прошла эра «породистых» автомобилей, и теперь почти каждое авто в той или иной степени комплектуется решениями разных производителей, так как большинство именитых брендов давно куплены-перекуплены транснациональными корпорациями, которые, в свою очередь, в отсутствии реальной конкуренции на редкость хитры и коварны (имею в виду, Рено не может всерьез конкурировать с Ниссан, так как это возня внутри одной корпорации, и всю прибыль, и тех и других, получит управляющая компания и её акционеры). И здесь нельзя обойтись без конкретных примеров.

На автомобиле сгорела лампочка в фаре, ничего особенного, у меня и на других авто случалась такая неприятность, уж где-где, а здесь никакой сервис не нужен, бери да меняй. Нет. Сюда уже запустили свои рученьки любители заработать на ровном месте. Ставишь новую лампочку — фара не горит, оказывается, освещением управляет ЭБУ (мозги), и в нем записалась ошибка «неисправность цепи головного освещения», а сбросить эту ошибку можно у официального дилера, фирменным компьютером, естественно, отвалив грошей.

Но это частный случай, на отдельно взятой модели, а что же объединяет все современные автомобили без исключения? Их объединяет понятие «программируемый износ».

О рецептах этой кухни мне поведал мой друг, работавший технологом на одном из автогигантов и знающий не понаслышке о том, что и как делается. Так вот, уже на стадии проектирования в каждую деталь закладывается её ресурс, вполне регулируемая величина. Например, применив финишную обработку поверхности шарнира, сведя к минимуму его шероховатость, можно кратно увеличить срок службы этой детали, но этого не делается умышленно, такова политика современного производства: деталь должна сломаться через энное количество километров пробега тчк. Отсюда и откровенно низкое качество современного мирового автопрома. Внедряется концепция машины-«пятилетки», сыпанулась — бегом за новой, или при попытке привести в порядок ту, что есть, всё равно купишь ещё одну по запчастям.

Для сравнения: старый «Мерседес» имел агрегаты со множеством заменяемых запчастей, что позволяло ремонтировать машину малой кровью. Сейчас ситуация в корне иная, теперь ступичный подшипник неотделим от ступицы, и если раньше можно было поменять только износившийся подшипник, то нынче придётся купить весь агрегат. Ни один производитель не расскажет вам в рекламе своей чудо-повозки о том, что он очень рассчитывает на то, что вы отдадите ещё (условно) четверть стоимости этого авто, покупая быстродохнущие запчасти и навязанные услуги сервисного обслуживания. Им важно, чтобы вы покупали новое, и чтобы долго не жило старое. Продажи. Прибыли. Чем быстрее этот круговорот, тем короче следующий круг. Наверное, идеальным вариантом станет машина-«неделька».



Бытовая техника

Теперь уже окончательно ясно, что при капитализме невыгодно производить по-настоящему надёжные вещи массово. Вешая на стену новенькую ТВ-панель, счастливый покупатель ещё не знает, что к моменту выплаты кредита за это чудо инженерной мысли срок её службы как раз подойдёт к концу. Так, доподлинно известно об умышленном завышении тока, подаваемого на светодиоды (подсветку дисплея) у таких именитых брендов, как LG и Samsung; впрочем, тут как повезёт, хотя в спецификации к моему LG мелким шрифтом было сказано: «срок службы 5 лет» (сдох через 4, гарантия — 3). То же касается чайников, утюгов, микроволновок и так далее. Нередко производитель использует элементную базу ниже необходимого номинала, причём это сложно обосновать стоимостью какого-нибудь терморезистора или нагревательного элемента, особенно на фоне сверхприбыли, получаемой с продажи красивой и модной безделушки; не исключение даже очень дорогие бытовые приборы.



Тенденция

Что же мы имеем в перспективе? Уменьшая жизненный цикл вещей и плодя горы ядовитого мусора, кажется, не выигрывает никто. Никто — кроме собственника средств производства, получающего астрономические прибыли. Хорошим подспорьем капиталисту служат манипуляция сознанием, иначе как убедить вас, что ваш старый автомобиль уже не круто, а вот новый (как в кино!) — крутой и современный. Нет, я не спорю, технологии не стоят на месте, но как вышло так, что старый немецкий автомобиль ездит по 30-40 лет, а новый «немец» фатально ломается на 300 тысячах км пробега? Не раз слышал от старых фанатов марки «Мерседес», что тот «кончился» в начале нулевых. Это опять же доказывает тот факт, что не бывает американского, русского, немецкого капитализма, последствия везде сводятся к одному и тому же: всё ради прибыли, ничто не свято перед ней.

А сейчас я хотел бы вернуться к началу разговора, к пенсионной реформе. Быть может, и мы с вами в представлении власти капитала живём непозволительно долго, и экономически обоснованно сокращение срока службы биомассы: родился, отработал, сдох — следующий!..

Отсюда вывод: либо мы чётко понимаем свои классовые интересы и боремся, либо становимся расходным материалом в прямом смысле. Мы обязательно должны объединиться в этой борьбе, только объединившись, мы получим мощнейший рычаг давления, который опрокинет главные столпы буржуазии: эксплуатацию, собственность, сословность, религиозное мракобесие и так далее.

Андрей Красавцев
24 октября 2018



(no subject)

https://warhead.su/2018/03/23/vmesto-interneta-vzlyot-i-padenie-sovetskih-setey

Ни соцсетей, ни чатов, ни онлайн-игр — в таком мире остаётся только вешаться со скуки. Ещё сложнее вообразить мир, в котором всё это вроде бы присутствует, но построено совсем на других принципах. И если бы выбор пал на них, мы жили бы сейчас в другом мире. И это не преувеличение.

Made in USSR: грид-технология полковника Китова

[Spoiler (click to open)]

Дедушка нынешнего интернета — проект ARPANET — был создан по инициативе Пентагона в сентябре 1969 года. Его рождению предшествовал лютый баттхерт, который испытали американские военные, когда Советский Союз запустил первый Sputnik (4 октября 1957 года), и стало ясно, что русские считают явно не на счётах.

Первоначально ARPANET был всего лишь одной из второстепенных программ, разработанных внутри одного из подразделений Advanced Research Projects Agency (ARPA), руководил которым скромный гений по имени Джозеф Ликлайдер. Ликлайдер был специалистом сразу в трёх областях: математике, физике и психологии, причем PhD защитил по психоакустике. Именно он первым догадался, что в соревновании двух систем победа достанется тому, кто сумеет организовать распределение вычислительных мощностей в режиме онлайн. Собственно, именно так и возник интернет — сеть связанных между собой компьютеров, каждому из которых присваивалось своё собственное уникальное имя (IP-адрес).

IP возник далеко не сразу, до того ARPANET использовала на трёх нижних уровнях стандарт 1822 (вместо IP, стандартов Ethernet и MAC), а на транспортном уровне — NCP (вместо TCP).

Менее широко известно, что в СССР примерно в это же время полковник Анатолий Китов пытался создать похожую сеть, связывающую десятки вычислительных центров, подчиняющихся военным. Китов написал книгу «Электронные цифровые машины», которая произвела настоящий переворот в отечественной кибернетике.

В 1959 году — за десять лет до рождения ARPANET — полковник разработал амбициозный проект создания общесоюзной сети вычислительных центров. В мирное время они решали бы задачи, стоявшие перед социалистическим народным хозяйством, а в «особые периоды» — задачи военные.

Однако и в мирное, и в военное время обслуживать эти ВЦ должны были только сотрудники министерства обороны: таким образом, первоначальная концепция «советского интернета» была, как и в США, подчинена интересам военных. Координировать работу всех центров и систем управления должен был единый общесоюзный орган, который Китов предлагал назвать «Госкомупр». Надзирать за Госкомупром должен был кто-то из членов Политбюро.

Надо отдать должное полковнику: о таком в те времена задумывался разве что Иван Ефремов в фантастическом романе «Туманность Андромеды».

А уж о том, что проект полковника представлял собой явление, называющееся в нашем мире «Grid-технологией», стало возможно говорить только сравнительно недавно, во второй половине 90-х годов.

Grid — это технология распределенных вычислений для задач, требующих большого объема работы. Берется много компьютеров — можно сверхмощных, можно обычных настольных, — которые связываются в сеть по определенному протоколу, и на них запускают согласованный обсчет задачи. Необязательно локально, можно и через интернет на разных континентах. Из-за сравнительной простоты может использоваться энтузиастами-любителями, которые делятся ресурсами своих личных компьютеров.

Анатолий Китов значительно опередил своё время. Иногда кажется даже, что он был самым настоящим«попаданцем» из будущего, целью которого было сделать Советский Союз лидером в «кибернетической гонке». СССР уже существенно отставал от США в этой области — сказывалась борьба с кибернетикой, как с лженаукой в позднесталинские годы. Но Китов придумал, как «обогнать Америку, не догоняя ее» — то есть пойти по принципиально иному (на тот момент) пути использования вычислительной техники. И если бы советская кибернетика пошла по предложенному им пути, история второй половины ХХ века могла бы стать совсем иной.

Приключения «попаданца»

Поначалу у «попаданца» все получалось. Свои революционные идеи Китов изложил в увесистом труде, названном им «Красной книгой». «Красную книгу» передали — по каналам Минобороны — лично дорогому товарищу Никите Сергеевичу Хрущёву. И — о чудо! — Хрущёв её прочитал и одобрил.

Никите Сергеевичу, мечтавшему «догнать и перегнать» Америку, поначалу очень понравилась идея о том, что управлять СССР можно будет посредством ЭВМ, уволив сотни тысяч бюрократов.

Но Китов, как и многие выдающиеся умы, был совершенным дилетантом в искусстве подковерных интриг: в его докладе не было панегириков гению генерального секретаря ЦК КПСС, зато была жёсткая критика Минобороны, не желающего видеть потенциала применения автоматизированных систем управления для вооружённых сил страны. В итоге вместо того, чтобы стать советским Ликлайдером, Китов превратился в жертву режима: его выгнали из партии и уволили с работы.

Правда, через некоторое время уволили с работы и самого товарища Хрущёва, и Китов вернулся в строй. Он стал ближайшим соратником (а потом и зятем) директора Института кибернетики АН УССР академика Глушкова. Сам Глушков, кстати, узнал о том, что такое компьютеры, из книги Китова.


Электронные мозги Союза

Глушков при деятельной поддержке Китова разработал проект ОГАС (Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации). Звучало это довольно устрашающе, но сама концепция производит впечатление даже сейчас.

Первый вариант проекта предполагал создание единой двухуровневой государственной сети ВЦ. Базовый уровень включал в себя 20 тысяч центров, обрабатывавших данные, поступавшие из министерств, трестов, крупных и средних предприятий. С этого уровня информация передавалась выше — в сеть, связывавшую несколько сотен крупных ВЦ в больших промышленных городах широкополосными каналами связи. А оттуда уже поступала в главный центр, предоставлявший информацию непосредственно руководству страны.

Если бы эта идея реализовалась, Советский Союз превратился бы в настоящую технократическую утопию с кибернетической системой управления.

Модель Глушкова-Китова предусматривала такие изыски, как распределённый банк данных (это существенно усложняло возможность взлома или того, что позже назовут хакерской атакой) и возможность доступа к информации после автоматической верификации полномочий (защита информации была для Глушкова приоритетом).

Основной же «фишкой» несостоявшегося советского интернета был принцип обмена информацией. Вместо того, чтобы обмениваться информацией путём передачи сообщений с разбивкой на файлы («письма» в терминологии 70-х годов), Глушков предложил соединить все главные ВЦ страны «широкополосными каналами в обход каналообразующей аппаратуры с тем, чтобы можно было переписывать информацию с магнитной ленты во Владивостоке на магнитную ленту в Москве без снижения скорости. Тогда все протоколы сильно упрощаются и сеть приобретает новые свойства».

Идея ОГАС очень понравилась Алексею Косыгину, пытавшемуся реформировать неэффективную советскую экономику, а главное — министру обороны СССР Дмитрию Устинову. Гораздо меньше она пришлась по душе Леониду Брежневу и другим членам Политбюро, смекнувшим, что если всем народным хозяйством будут руководить какие-то электронные мозги, то коммунистическим вождям придется потесниться. К тому же американцы тоже не сидели сложа руки: в их расчёты совсем не входила конкуренция с равным по силе противником.

На Глушкова (Китова в США знали мало) была открыта настоящая охота.

В западной прессе одна за другой появлялись статьи, в которых утверждалось: академик готовит своего рода государственный переворот в СССР. «Царь советской кибернетики, академик Глушков, предлагает заменить кремлёвских руководителей компьютерами», — писал автор одного такого опуса под названием «Перфокарта управляет Кремлём».

«КИТ-17»

В итоге советский интернет умер, не родившись. Можно предположить, что именно проект ОГАС послужил источником вдохновения для братьев Стругацких, придумавших свой БВИ (Большой Всепланетный Информаторий) приблизительно в те же годы, когда Глушков и Китов разрабатывали свою двухуровневую систему кибернетического управления страной.

Но в реальности никакого БВИ в СССР создано не было. Работы в этом направлении велись вплоть до смерти академика Глушкова в 1982 году, а потом потихоньку заглохли.

Теперь мы все пользуемся плодами союза американской военщины и психоакустика Ликлайдера — и считаем это само собой разумеющимся. А ведь был реальный шанс пойти по собственной дороге. Будь полковник Китов более искушённым в придворных интригах, я мог бы писать этот текст на портативном вычислительном устройстве «КИТ-17», а информацию для него собирать в поисковике «Гугол».

Просто надо лучше работать?

Оригинал взят у historian30h в «Просто надо лучше работать» от 2018-08-08 08:00:00.

Мнение: «Просто надо работать лучше, а не сваливать всё на Путина».

Ответ:

При капитализме невозможно физически работать лучше: капитализм и так заставляет работника — низкими зарплатами и кабальными кредитами — работать на износ по 10–12 часов, без отпусков и больничных, часто на двух работах. Недоработал — вылетел на улицу, а там капитализм специально поддерживает безработицу. Это раз.

Во-вторых, для самого работника безразлично, как он работает: всё равно вся добавочная прибыль уйдет в карман капиталиста, который лучше потратит её на шлюх в Куршавеле, но не на работников. При капитализме нет советских фондов общественного потребления, при которых чем богаче предприятие — тем больше бесплатных квартир рабочим.

В третьих, самому обществу точно так же безразлично, как работает работник. Больше прибыль нефтяников — это не значит, что упадут цены на бензин или власть передумает лишать стариков пенсий.

В четвёртых, даже самому капиталисту не нужна качественная работа работника. Капиталист лучше заставит работника производить дешёвое дерьмо — так вернее получит свою прибыль.

Ответ одному антисоветчику

Напоминаю в качестве примера: процесс перехода от феодального королевства к буржуазной республике во Франции начался 1789-07-14 и завершился 1870-09-04.

Оригинал взят у ilya_shpankov в «Ответ одному антисоветчику» от 2018-06-11 10:29:00.

Исторические процессы — длительные, они занимают столетия. Процесс смены формаций — именно такой процесс. В нашем случае переход от капитализма к коммунизму уникален, т.к. мы знаем точную дату его начала — 25 октября 1917 года. Именно с этого дня начался и продолжает идти процесс становления коммунизма. Во всём мире, не только в России. И, как и любой сложный процесс, этот переход не может идти прямолинейно, т.к. ошибки и откаты назад в этом сложнейшем социальном процессе неизбежны. Особенно когда тех, кто сопротивляется — сторонников старого мира — ещё гораздо больше, чем нового. И — да, подобный откат случился у нас в 1991 году. Но это лишь временное явление, процесс смены формаций начался и остановить его невозможно — это естественный процесс, другого просто быть не может, физически.

Именно эту закономерность и открыли марксисты, объяснив это научно. Поэтому и не имеет смысла, что там ляпнули какие-то профессора или что думаете Вы лично или я лично. Этот процесс смены формаций идёт и будет идти дальше. Это неизбежный естественный процесс, результат научно-технического прогресса и эволюции человеческого общества. И с каждым днём вокруг нас появляется всё больше признаков коммунизма, он проникает в нашу жизнь постепенно, как постепенно разрастался капитализм в жизнь советского общества после 50-х годов.

Да, СССР выбился очень быстро вперёд. Слишком быстро. Мы не прочувствовали на себе капитализм: он правил в России меньше года и был в зачаточном состоянии, у нас не выработалось иммунитета к нему. Вот сейчас и навёрстываем. Но благодаря советскому опыту мы сейчас видим все неразрешимые противоречия капитализма гораздо отчётливее, т.к. все они уже были описаны больше ста лет назад Марксом, Энгельсом, Лениным. Поэтому и возврат обратно, на эволюционный путь развития, наше общество сможет сделать гораздо легче и с учётом прошлых ошибок. Впрочем, и от новых ошибок никто не застрахован, конечно.

Так вот, и в свете этого Ваши упорные мантры про «кровавых большевиков» являются просто бредом недалёкого обывателя, не понимающего глубинные процессы, происходящие не только в российском — в мировом обществе. Вы застряли в антисоветской пропаганде 90-х годов и не хотите покидать эту вашу информационную нору. Выйдите, оглянитесь: сегодня появилась масса научных исторических работ, которые опровергают все эти байки и ложь о большевиках и коммунистах. Невозможно было нести ложь об истории нашей страны долго, хватило 90-х годов и частично 2000-х. Но теперь появилась возможность более подробно изучить свою же историю и понять, что практически всё, что мы слышали в 90-е про большевиков — это ложь, наглая и подлая. Новый, народившийся капиталист изо всех сил мазал чёрной краской своего единственного врага и могильщика. Но всё тщетно: правда пробивается наверх, как её ни замазывай. Просто потому, что правда видна вокруг нас: всё, что мы сегодня видим вокруг, те остатки былой хорошей жизни — это всё результат работы тех самых «проклятых большевиков и коммунистов». А новая, буржуазная власть только это всё уничтожает, не создавая ничего взамен [строго говоря, кое-что — в рамках общемирового научного и технического прогресса — создаётся, но по интегральному показателю — соотношению внутреннего и общемирового уровня жизни — мы сейчас существенно отстаём от советских времён — А.В.]. И то, что сейчас они вынужденно начинают вновь восстанавливать советские достижения, равняться на них, пытаться повторить, только усиливает процесс отмывания истории от лжи и антисоветской пропаганды.

Просто подумайте об этом на досуге. Поймите, Вы выбрали абсолютно реакционную сторону, Вы оказались на стороне врагов России, хотя Вам кажется, что на стороне защитников. Точно так же белые офицеры под конец гражданской войны осознали, что на самом деле воюют не за Россию, а против России, помогая иностранцам дербанить страну на куски. И именно потому, что белые воевали против России, они и проиграли.

Перлы - 220




Ну все, теперь точно и официально - лето! Погодка правда "не шепчет", но все равно готовимся уже к отпускам и пока что заряжаемся хорошим настоением.

Погнали...

Collapse )